Размер шрифта:
Цвета сайта:
460018, г. Оренбург, Спартаковская, 73 +7 (3532) 50-06-10 klinikaorgmu@gmail.com
Карта сайта Поиск
Версия для слабовидящих

Смысл жизни-лечить людей.

Интеллигентная, доброжелательная, предельно внимательная к жизни. Такой я узнала Людмилу Ивановну Дробот, врача-педиатра клиники адаптационной медицины Оренбургского медуниверситета. Встречу она назначила в рабочем кабинете, между приёмами своих маленьких пациентов. Одного из них я застала: трёхлетняя малышка выходила от врача счастливой, активно махала доктору «пока-пока» и громко смеялась (обычно в поликлиниках я наблюдаю другую, подчас резко противоположную картину) Своей обворожительной улыбкой Людмила Ивановна моментально меня покорила, и полуторачасовая беседа пролетела словно миг.  

- Людмила Ивановна, много ли сейчас на Земле здоровых людей?
- Их практически нет. Есть недооббследованные… Даже если дети рождаются на 10 баллов по шкале Апгар, акушеры-гинекологи и педиатры не всегда могут быть уверены, что маленький человек абсолютно здоров.
- Получается, что врач – это профессия, которая никогда не перестанет быть востребованной?
- Конечно!
- А легко ли Вам в обычной жизни, когда вокруг все - друзья, близкие, соседи – это потенциальные пациенты? Ведь каждый из них ждет помощи, совета при малейшем недомогании.
- Это, может быть, и нелегко, но чрезвычайно интересно. Это лучше, чем можно было бы представить. Ты нужен людям! Причем, всегда! Сегодня я даже не представляю, чтобы я смогла себя реализовать в другой профессии?
- А разве «быть врачом» - это не Ваша мечта с детства?
- Что Вы…! Будучи школьницей, я ни сном, ни духом даже и предположить не могла, что стану врачом.
- А кем Вы хотели быть?
- Я вообще-то очень люблю шить, вышивать, вязать, плести. С детства я мечтала быть модельером. Закончив 10 класс Орской школы № 38, мы вместе с моей подругой Зеленковой Любой решили поступить в Ленинградский институт текстильной и легкой промышленности имени Кирова.
- А причем же тогда медицина?
- Мою судьбу решил участковый врач Галина Григорьевна Малишевская. Пред поступлением в вуз я, как и все абитуриенты, пошла в медсанчасть завода Чкалова за типовой справкой. Но мой доктор категорически мне запретила поступать в текстильный вуз по состоянию здоровья. Тканевая пыль для моих больных легких и бронхов могла стать просто гибелью. А еще и климат усугубил бы ситуацию!
- А родители как на вердикт врача отреагировали?
- Они сначала были на моей стороне, но после жестких аргументов специалиста согласились с советом медика: поступать в Орское медицинское училище. Получалось, что еще несколько лет «слабый» в плане здоровья ребенок сможет учиться рядом с домом, без сильных психологических и физических нагрузок.
- Но ведь Вы мечтали совсем о другом!
- Как ни странно, учиться в медучилище мне было очень интересно! Это оказалось настолько увлекательно и чрезвычайно необыкновенно, что я сразу же изменила мечту и с упорством начала покорять вершины новых знаний! Преподаватели это быстро заметили и решили готовить меня к поступлению в Оренбургский мединститут.
- Получается, Вы не успели поработать, сразу после училища поступив в вуз?
- Напротив, мне удалось в 1976 году по распределению уехать работать в поселок Красноуральск Новоорского района. Где я была заведующей фельдшерскоакушерским пунктом.
- Какие воспоминания остались у Вас от работы в деревне? Ведь в 20 лет, наверное, непросто променять прелести городского быта на отсутствие асфальта на дорогах и уличные туалеты?
- Зато я встретила там очень радушных людей. Меня хорошо приняли и директор колхоза, и главный врач Новоорской ЦРБ, и даже депутаты сельсовета считали своим долгом опекать молодого специалиста. Чтобы у меня не возникло желания уехать, наверное, мне сразу же предложили жилплощадь и место работы в довольно неплохо оборудованном здравпункте.
- Вам не страшно было принимать решения, ставить диагнозы? Ведь опыта не было совсем, а на кону – здоровье людей!
- Вы знаете, мне повезло. Главный врач ЦРБ ввел в практику ежемесячные консультации узких специалистов для каждого фельдшерского пункта района. А это существенная помощь! Я всегда точно знала график приезда врачей в деревню и была уверена, что они вовремя меня проконсультируют по возникшим вопросам.
- Получается, Вам хватало знаний только для первичного осмотра?
- К сожалению, да. Я прекрасно понимала, что надо дальше идти учиться. Поэтому помимо приема пациентов мне приходилось ежедневно готовиться к вступительным экзаменам. Несмотря на красный диплом медицинского училища и льготные условия поступления, я решила быть готовой ко всем предметам. И не прогадала.
- То есть? Вы не смогли поступить по льготным условиям?
- Да! Я сдала химию на «четверку»! А это уже не давало мне права быть зачисленной сразу без других предметов. В приемной комиссии даже удивились, что я очень легко согласилась сдавать все остальные экзамены. Вот так я и поступила!
- Поступить, говорят многие, в медицинский вуз не так сложно, как учиться. Это правда?
- После медучилища очень легко учиться! Ведь ты понимаешь все, о чем говорят, ты осознаешь необходимость теоретических знаний, ты реально можешь применить их на практике!
- А как Вас встретил Оренбург? После жизни в промышленном городе областной центр вам понравился?
- К сожалению, нет. После чистенького, опрятненького советского Орска с белыми бордюрчиками, цветными, словно игрушечными, домиками, зелеными газонами и ритмично двигающимися трамвайчиками я попала в СОВЕРШЕННО другой город. В нем не было ничего подобного: ни уюта, ни красоты, ни душевности. Мне очень тяжело было это принять. Адаптация длилась долго – почти год, пока мама с братом и сестрой не переехали жить в Оренбург.
- Маме легко было уехать из Орска?
- Думаю, да. Ее приглашали работать в областной центр и раньше (она-бухгалтер), но в тот год и моя младшая сестра закончила школу, и я уже здесь училась. Все сложилось воедино. Сейчас мы уже все коренные оренбуржцы, мы прижились! Да и город изменился! Он теперь совсем другой! Чище, краше, презентабельнее! Я с гордостью его показываю всем друзьям и гостям издалека!
- А что показываете?
- Безусловно, Беловку! Она вне конкуренции! Конечно же, в музей областной краеведческий, театр драматический! А раньше еще и на фабрику пуховых платков!

Слабый стук в дверь прерывает нашу беседу. «Извините, Людмила Ивановна, нужна Ваша помощь», - обращается молодой коллега. Доктор Дробот внимательно выслушивает, вникает в проблему и тут же дает совет. Спокойно, методично и грамотно…

- Мы говорили про Вашу семью, которая переехала вслед за вами в Оренбург. Вы и сейчас все вместе?
- Да, в нашей семье сейчас 30 человек! У меня и у брата – по двое детей, у сестры – трое, а на всех нас - уже 15 внучат. Я - единственный врач в семье, но это так удобно и здорово! Мне кажется, что так должно быть, чтобы один из членов семьи был доктором. Это ведь вовремя поставленный диагноз, вовремя начатое лечение, вовремя назначено правильное обследование.
- Вас не отягощает, что всегда от Вас ждут помощи все, кто рядом?
- Что Вы! Напротив! Лечить людей – это смысл моей жизни. Меня нисколько не отягощает моя семья, мои друзья, мои знакомые.
- Почему Вы – один врач в семье? Почему дети Ваши не пошли по маминым стопам?
- Я не позволила. Жить от зарплаты до зарплаты – это очень тяжело, поэтому когда моя дочь собралась поступать в медицинский, я категорически была против. Она поступила в юридическую академию и до сих пор не жалеет.
- А сыну Вы тоже запретили стать медиком?
- Нет, он сам захотел стать экономистом. Я очень довольна, как сложилась его карьера.
- А когда Вы сами решили стать именно детским врачом?
- Практически сразу. Ведь дети – это благодарные больные во всех пониманиях смысла этого слова. Из-за того, что их заболевания имеют небольшой промежуток времени с момента начала, дети чаще выздоравливают. А разве это не чудо! С малышами плоды своего труда видишь очень скоро, даже если это серьезно хроническое заболевание, ребенок улыбается, играет сразу же, как ему чуточку становится легче. Со взрослыми пациентами все далеко не так.
- Благодарность пациента, получается, в его здоровье?
- Не только! Дети мне очень часто приносят рисунки, поделки, вышивки. Но ведь и это показатель того, что ребенок чувствует себя хорошо! Так что педиатрия – это осознанный выбор!
- У Вас у самой сейчас в общей сложности 15 внуков. Как вы проводите время с ними?
- Мы очень любим гулять в историческом центре Оренбурга. Очень часто мы ходим в областной театр кукол на Советской. А потом, по традиции, - до бульвара! Благо, что улица пешеходная, и по пути много детских кафе!
- Значит, вы всегда проходите мимо здания медуниверситета. Внуки знают, что бабушка преподает здесь?
- Знают…и очень гордятся этим!
- Тяжело работать со студентами?
- Мне нет. Я преподавала с 1984 года буквально до 2015 и всегда могла найти общий язык со своими студентами. Мы до сих пор с радостью видимся в больницах, поликлиниках города и не только. Работа с молодежью не позволяет тебе отстать от современных технологий, от новых веяний в науке. Поэтому мне эта работа очень нравилась.
- Очень часто сегодня можно услышать, что с каждым поколением молодежь становится хуже. Вы согласны?
- Категорически нет! Юноши и девушки стали намного мобильнее, они имеют возможность черпать информацию отовсюду, а главное, они пользуются этой возможностью.
- Есть студенты, которыми Вы гордитесь?
- Конечно! Это уже всем известные врачи. Например, кардиологи областной клинической больницы Андрей Петрович Шатилов и Антон Юрьевич Ерхов , кардиолог 1 горбольницы Юлия Владимировна Золотова, гастроэнтеролог профилактория и студенческой поликлиники ОГУ Юлия Михайловна Жданова, хирург ОКБ № 2 Никитенков Андрей Геннадиевич. Их очень много, всех перечислить просто невозможно!
- Людмила Ивановна, почему Вы серьезно занялись наукой?
- этот выбор был сделан в студенческие годы, в результате постоянных занятий в студенческих кружках. Но благодаря моим учителям: величайшему кардиолгу страны и области, основоположнику детской кардиологической школы области, профессору С.Е. Лебедьковой и аллергологу, создателю аллергологической службы области, человеку стоявшему у истоков нового направления в лечении аллергических заболеваний – адаптационной медицины профессору М.Н. Воляник. Я всего лишь одна из многих их учеников и этим горжусь, бережно отношусь ко всему, что связано с ними. Благодарна за глубину, широту и разносторонность знаний и умений переданных ими.
- В 1999 году мне предложили перейти оренбургский государственный университет доцентом на кафедру валеологии. Я согласилась, но потом очень тосковала по своей клинической работе. К сожалению, там не было возможности практиковать, мы ограничивались консультационными приемами студентов, преподавателей, членов их семей. Мне этого просто не хватало.
К счастью, Вячеслав Петрович Твердохлиб предложил мне перейти вновь в медакадемию и возглавить отделение в клинике адатационной терапии оренбургской медицинской академии. Ученый с мировым именем создал в Оренбурге уникальное медучреждение, аналогов которого нет в нашей стране.
- Если я правильно понимаю, Вы до сих пор работаете в этой клинике?
- Да, сейчас она называется Клиника ОрГМУ, мы поменяли адрес, находимся уже не в здании санатория «Строитель», а в здании сдуденческого общежития орГМУ, но многое, чем мы занимаемся до сих пор, открыл и внедрил именно профессор Вячеслав Петрович Твердохлиб. В 2000 году ректор медакадемии Сергей Алексеевич Павловичев согласился на этот эксперимент.
- В чем была его уникальность?
- В 80-е годы прошлого столетия Вячеслав Петрович Твердохлиб работал во Всесоюзном адаптационном центре и благодаря этому смог открыть в Оренбурге первую в СССР многоместную барокамеру. Ученые со всего мира приезжали сюда, чтобы ознакомиться и освоить наши новые методики. В результате было принято решение, что отделение адаптационного центра будет располагаться не только в Москве, но и в Оренбурге. Филиал возглавил Вячеслав Петрович Твердохлиб.
- Почему именно его назначили руководителем?
- Его не назначили даже, он сам все это создал! Выдающийся биохимик, терапевт, адаптолог объединил вокруг себя педиатров, кардиологов, аллергологов, пульмонологов и в Оренбурге мы первыми не только в стране, но и в мире стали расширять показания к лечению в барокамере. Мы выявили, что с помощью этой методики можно лечить заболевания легких, сердца, аллергию и даже бесплодие (!)
- А сейчас в клинике так и продолжают работать по этим методикам?
- Сейчас у нас, конечно, все уже изменилось. Мы увеличились в разы! Больше врачей работает, это практически весь профессорско-преподавательский состав вуза, больше услуг, в 2009 году даже открыли дневной стационар.
- А есть что-нибудь уникальное?
- Есть, но не в названии методики, а в ее качестве. Например, все сейчас знают слово «спелеошахта». Ее предлагают и частные клиники, и санатории, и поликлиники. Если Вы обращали внимание, обычно в соляные комнаты сажают всех подряд на целый час. У нас же индивидуальные сеансы: по концентрации соли, по продолжительности сеанса, в зависимости от возраста пациента, от заболевания. Компьютер подбирает каждому больному свою программу. А уж что говорить о лазеротерапии, которая дает великолепные результаты! Ну и помимо барокамеры у нас есть еще один гипоксотерапевтический метод: нормобарическая гипокситерапия в кабинете «горный воздух». Он бережнее, деликатнее и больше поддается контролю.
- А кто ваши пациенты? Студенты медицинского вуза?
- Не только. Мы работаем в системе ОМС. Любой житель области может к нам попасть, только нужно взять направление от своего участкового врача. Консультативный прием ведут по графику профессора, доценты, кандидаты медицинских наук.
- А не возникнет ли потом проблема, что с участковых поликлиник Фонд ОМС, который снимет потом деньги за лечение в дневном стационаре клиники?
- Нет, наши пациенты получают лечение за счет федеральных средств
и «минуса» поликлинике не будет, так как наша клиника – это федеральное учреждение.

И вновь разговор прерывается. На это раз - звонок по телефону. «Дробот. Слушаю. Ваша карта у меня на столе, я помню про вас, не волнуйтесь». Родителям ребенка, которого сегодня выписали из дневного стационара согласно регламентированным срокам, Людмила Ивановна предлагает пройти с малышом еще несколько сеансов процедур амбулаторно. И вновь спокойно, методично и грамотно…

-Вы сейчас предложили продолжить лечение платно. Это не накладно для родителей?
- У нас очень демократичные цены, во-первых. Спелеошахта – 55 рублей сеанс, как литр молока! Во-вторых, мы же уже 10 сеансов бесплатно отпустили. Сейчас для закрепления эффекта просто необходимо еще 8-10 процедур.
- За долгие годы работы у вас сотни, а может быть и тысячи пациентов. Есть ли у Вас преданные династии больных, которые ведут своих детей только к Вам?
- Оказывается есть. Совсем недавно был вообще для меня неожиданный случай: молодая мама приводит малыша на лечение. Начинает разговор, как и многие: «Много про Вас слышала, хотела лично к Вам». Спрашиваю: «От кого слышали?» И вдруг фраза, которую я никак не ожидала: «От родителей. Они меня назвали в честь Вас. В 1984 году Вы спасли практически от смерти мою старшую сестру. Поэтому, когда я родилась, Ваше имя стало моим». Мне было очень приятно.
- А муж не ревнует Вас к профессии? Ведь Вы вся в ней!
- Мне очень повезло в жизни! И с любимым делом, и с человеком, который рядом! Он всю жизнь создает мне условия, в которых мне комфортно работать, воспитывать наших детей, теперь и внуков, да и отдыхать, в конце концов!